Бумеранг. Op-Ed Виктора Пелина

В настоящее время Конституционный суд обязан исправить свою собственную ошибку, когда заявил, что старый закон о функционировании языков является устаревшим. Как говорится, не буди спящую собаку...
---


Хочешь одно, получаешь другое...

Накануне выборов политики обычно оспаривают или принимают определенные нормативные акты, чтобы понравиться некоторым категориям избирателей. Например, в преддверии предыдущих парламентских выборов Либеральная партия (ЛП) обратилась в Конституционный суд (КС) с требованием объявить неконституционными ряд статей, касающихся статуса русского языка как языка общения между нациями СССР, а также обязательности перевода официальных документов на русский язык и др. из нескольких законов:

  • Закон №.3465 от 01.09.1989 о функционировании языков на территории Молдавской ССР;
  • Закон №.173 от 06.07.1994 о порядке опубликования и вступления в силу официальных актов;
  • Закон №.382 от 19.07.2001 о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций;
  • Закон №.797 от 02-04-1996 о принятии Регламента парламента.

4 июня 2018 года Конституционный суд принял Постановление №17, объявив устаревшим Закон № 3465 от 1 сентября 1989 года о функционировании языков на территории Молдавской Советской Социалистической Республики. Следует отметить, что для того, чтобы прийти к этому выводу, КС был вынужден объявить неконституционной ст. 4 ч. (2) Кодекса конституционной юрисдикции, принятого законом № 502 от 16 июня 1995 года, и ст. 31 ч. (2) Закона №. 317 от 13 декабря 1994 года о Конституционном Суде, согласно которым, контролю конституционности подлежат только нормативные акты, принятые после вступления в силу Конституции, принятой 29 июля 1994 года.

Суд мотивировал свое решение исходя из названия этого закона и двусмысленности его формулировки, отметив, что само название закона отражает устаревшую реальность. Название „Молдавская Социалистическая Советская Республика” больше не существует с 23 мая 1991 года, когда название нашего государства изменилось на - Республика Молдова. Это правда, но КС упустил из виду, что ст. VII Заключительных и переходных положений Конституции полностью посвящена данному закону и мерам его защиты:

  1. Закон от 1 сентября 1989 года о функционировании языков на территории Республики Молдова остается в силе в той мере, в какой он не противоречит настоящей Конституции;
  2.  Вышеуказанный закон может быть изменен в течение 7 лет со дня вступления в силу настоящей Конституции голосами не менее 2/3 депутатов.

Таким образом, мы видим, что сам текст Конституции, принятой в 1994 году, обновил название закона о языках, фактически превратив его в Конституционный закон в течение 7 лет до 2001 года. Таким образом, аргументация КС, сосредоточенная на неадекватном названии законов о языках для его объявления устаревшим, была неуместной и бессмысленной. Более того, депутаты ЛП даже не потребовали этого, осознавая историческую ценность соответствующего закона, провозглашающего и узаконивающего „реально существующую молдавско-румынскую лингвистическую идентичность”.

Соответственно, постановление КС от 4 июня 2018 года оставило в силе все положения другого вышеупомянутого закона, которые в полной мере обеспечивают права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, на использование русского языка и необходимость перевода официальных документов на этот язык. Вместо этого, данное решение широко открыло двери для новых политических конфронтаций по очень чувствительному языковому законодательству. Поскольку ст. 13(4) Конституции предусматривает, что „порядок функционирования языков на территории Республики Молдова устанавливается органическим законом”, ожидалось, что в нужное время появятся политические силы, которые получат возможность проявить себя на этом зыбком песке. Прошло всего два года, и в настоящее время, воспользовавшись политической конъюнктурой, новый Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова, запланированный и разработанный фракцией Партии социалистов Республики Молдова (ПСРМ) и Партией „Шор”, был принят 16 декабря 2020 года. Таким образом, первый вывод заключается в том, что пересмотр языкового законодательства в 2018 году был мотивирован избирательными интересами ЛП, а в настоящее время накануне запланированных досрочных парламентских выборов оказывается, что на самом деле была оказана услуга ПСРМ.

Языковое законодательство и намерения ПСРМ

ПСРМ не скрывает, что готовится к досрочным парламентским выборам. Неформальный лидер ПСРМ Игорь Додон надеется вернуться во главе формирования на съезде, который запланирован на 30 декабря 2020 года, учитывая подготовку к досрочным парламентским выборам. Принятие в быстром темпе ряда противоречивых законов призвано создать благоприятный для интересов ПСРМ предвыборный климат, что подтвердили депутаты этой фракции. Среди упомянутых законов выделяется и новый Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова, который призван был заменить старый закон, принятый в 1989 году и объявленный КС устаревшим.

Проблема в том, что новый языковой закон гораздо опаснее старого. Ее целью является закрепление Республики Молдова в так называемом „русском мире”. Это не должно удивлять, если вспомнить, что представители ПСРМ являются одними из выдающихся фигур  российского имперского фронта и возглавляют молдавское отделение этого фронта. Согласно концепции „Русского мира”,

  • границы русского мира - это границы распространения русского языка;
  • моральное ядро русских ценностей формируется в основном на основе Православия;
  • текущие контуры русского мира совпадают с территорией Евразийского союза, в том числе с его нынешними членами и кандидатами на вступление.

С принятием ПСРМ нового закона о функционировании языков, Республика Молдова полностью соответствует трем критериям составной части „русского мира”. Если Республика Молдова по определению является частью православного мира, то за остальные два критерия, которых следует рассматривать как часть русского мира, она обязана ПСРМ. Таким образом, в 2018 году, благодаря усилиям Игоря Додона, Молдова стала наблюдателем в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а недавно, благодаря языковому закону, разработанному ПСРМ, русский язык стал языком межнационального общения на территории нашей страны. К чему это может привести показал недавний скандал, спровоцированный депутатами Государственной думы России Вячеславом Никоновым и Евгением Федоровым, которые выдвинули территориальные претензии члену ЕАЭС - Казахстану, который является частью „русского мира”, хотя и не является частью православного мира. Тем не менее, российские чиновники напоминают Казахстану о территориальных подарках России, так же, как и ранее напоминали Украине, до аннексии Крыма и провокации войны на Донбассе. Таким образом, еще один вывод заключается в том, что было бы намного лучше для Республики Молдова держаться как можно дальше от „русского мира”.

Выводы

Безответственное поведение политических партий в преддверии выборов способствует углублению социально-политических расколов в стране. Предвыборные инициативы Либеральной партии накануне предыдущих парламентских выборов вернулись бумерангом против статуса официального языка, одновременно с принятием инициативы ПСРМ в соответствующей области, которая накануне запланированных досрочных парламентских выборов вводит в национальное языковое законодательство понятие языка межнационального общения, не существовавшего в предыдущем законодательстве.

Разница между статусом русского языка как языка общения между нациями СССР, предусмотренного старым законом, и статусом языка межнационального общения, предусмотренным новым законом, принятым ПСРМ, огромна. Первый статус касался действий в исчезнувшей правовой структуре, а второй касается нынешней ситуации в Республике Молдова. Введение русского языка в качестве языка межнационального общения повышает статус русского языка выше официального языка, поскольку из текста нового закона ясно видно, что официальный язык не может выполнять функции языка межнационального общения в стране, провозглашающей его официальным языком.

В 2018 году Конституционный суд несправедливо проигнорировал статус закона о языках, предусмотренного ст. VII Заключительных и переходных положений Конституции Республики Молдова, создав основу для принятия гораздо более опасного закона для статуса официального языка Республики Молдова. Статус русского языка как языка межнационального общения фактически подрывает статус официального языка, препятствуя его освоению представителями этнических меньшинств. Более того, существование языка межнационального общения подрывает и достижение цели старого закона - реального национально-русского и русско-национального двуязычия. Зачем представителям меньшинств изучать официальный язык, если новое законодательство гарантирует им право на использование при любых обстоятельствах, без каких-либо ограничений, языка межнационального общения?

В настоящее время Конституционный суд обязан исправить свою собственную ошибку, когда заявил, что старый закон о функционировании языков является устаревшим. Как говорится, не буди спящую собаку. При рассмотрении обращения депутата Октавиана Цыку, Конституционный суд должен рассмотреть и примеры других государств по обеспечению верховенства официального языка. Полезен даже пример Казахстана, которому российские политики недавно выразили территориальные претензии. Закон о функционировании языков в этой стране прямо предусматривает, что: „обязанность каждого гражданина Республики Казахстан овладеть государственным языком, который является самым важным фактором укрепления населения Казахстана”. Для сравнения, новый языковой закон, принятый ПСРМ, предусматривает лишь то, что Республика Молдова гарантирует всем гражданам изучение государственного языка, не настаивая на обязательности его изучения.

You use the ADS Blocker component.
IPN is maintained from advertising.
Support the Free Press! Some features may be blocked, please disable the ADS Blocker component.
Thanks for understanding!
IPN Team.

IPN LIVE