Год президентства Майи Санду.Op-Ed Виктора Пелина

Тем не менее, за первый год мандата президенту Майе Санду удалось создать себе благоприятные условия для возможного выполнения за ближайшие годы многого из обещанного. В этой связи стоит отметить, что успех Майи Санду в большей степени обусловлен ошибками, допущенными лидером ПСРМ, нежели её собственными политическими и административными добродетелями…”
---

В ожидании хороших времён...

15 ноября исполняется год с момента избрания Майи Санду на должность президента Республики Молдова. Провозгласив время хороших людей!, лидер Партии действия и солидарности (ПДС) сумела взять реванш у своего главного соперника – лидера Партии социалистов Республики Молдова Игоря Додона (ПСРМ), победившего её на президентских выборах 2016 года.

По истечении ¼ президентского мандата Майи Санду стоит задаться вопросом: что удалось ей выполнить из обещанного? Ответ очевиден – сделано мало, даже очень мало конкретных вещей. Тем не менее, за первый год мандата президенту Майе Санду удалось создать себе благоприятные условия для возможного выполнения за ближайшие годы многого из обещанного. В этой связи стоит отметить, что успех Майи Санду в большей степени обусловлен ошибками, допущенными лидером ПСРМ, нежели её собственными политическими и административными добродетелями. В самом деле, после отставки Правительства Кику, которое не сумело пережить создание коалиции между ПСРМ и партией „Шор” (ПШ), политические события в стране вошли в русло досрочных парламентских выборов. Это произошло, в том числе, из-за того, что и кандидат от ПСРМ на должность премьера Марианна Дурлештяну не проявила готовности стать представителем большинства ПСРМ–ПШ.

Таким образом, у избирателей сложилось почти единодушное впечатление, согласно которому досрочные парламентские выборы, спровоцированные политической распущенностью ПСРМ, фактически превратились в третий тур президентских выборов, в ходе которого Майя Санду нанесла решающий удар своему сопернику – Игорю Додону. В результате новая одноцветная власть в лице ПДС начала свою деятельность в августе 2021 года, под лозунгом „Время созидания в Молдове”.

Если бы мы затронули другие аспекты первого года президентского срока, то должны были бы констатировать, что, за исключением открытости для сотрудничества, продемонстрированной Европейским союзом (ЕС) и входящими в него государствами, а также другими партнёрами по развитию, результатом которой стала солидная финансовая поддержка и помощь в борьбе с COVID-19, нам практически нечего занести в актив Майе Санду. Напротив, имеется ряд особенностей правления ПДС, которые скорее вызывают беспокойство, нежели являются основаниями для оптимизма:

  • отсутствие харизматических политических деятелей, за исключением самой Майи Санду и, в целом, отсутствие квалифицированных кадров для управления государственными делами;
  • отсутствие политического опыта и гибкости, эффективных коммуникационных возможностей, необходимых для поиска и возможных союзников, а не одних только политических врагов;
  • непримиримый догматизм в продвижении постулатов антикоррупционной программы, особенно так называемой генеральной уборки, выметающей словно катком с государственных должностей не только людей скомпрометированных, но и тех, чья вина не доказана. При этом квалификация увольняемых игнорируется, хотя правящей ПДС особо некем их заменить;

и т. д.


Вышеупомянутые изъяны правления ПДС усугубляются пандемическим кризисом и, неожиданно, энергетическим кризисом. Эти кризисы, как и другие, которые едва просматриваются на горизонте, требуют незапланированных финансовых и административных ресурсов для их разрешения. В результате усилия властей отвлекаются от выполнения многочисленных заявленных задач, а это означает, что избирателям ПДС придётся подождать наступления хороших времен, анонсированных этим политформированием и президентом Майей Санду. Оказывается, хорошие времена зависят не только от благих намерений политиков, но и от других факторов – климатических, региональной и международной обстановки, геополитических и геоэкономических интересов стратегических партнёров и т.д.

В поисках утраченного времени...

В этих условиях главная оппозиционная сила – ПСРМ – пытается разглядеть шансы на реванш за поражения на президентских и парламентских выборах. В этой связи, на фоне роста цен, вызванного энергетическим кризисом, лидер политформирования Игорь Додон потребовал отставки президента Майи Санду и роспуска парламента для скорейшего одновременного проведения досрочных президентских и парламентских выборов. Это требование вызывает недоумение, поскольку в нынешних условиях досрочные президентские и парламентские выборы могут случиться только в результате народного восстания или государственного переворота. Такой сценарий практически невозможен, так как лидеры нынешней оппозиции – Владимир Воронин и Игорь Додон – не в состоянии организовать такие мероприятия. Более того, занимая высшие государственные должности, они проявили слабость, уступив власть в 2009 году после так называемого молодёжного бунта, побоявшись подвергнуться преследованиям в будущем.

Ни Игорь Додон, ни его союзник по Блоку коммунистов и социалистов (БКС) – перешагнувший 80-летний рубеж Владимир Воронин – ни разу не проявили себя как личности с характером, способные рискнуть собственным благополучием, став лидерами протестующих или путчистами. Таким образом, правящая ПДС может без страха продолжать хождение по всем возможным граблям. Большой удачей для неё является качество лидеров коммуно-социалистической оппозиции. Ко всему этому добавляется и тот факт, что недавно Игорь Додон из политика стал НПО-шником. Ирония судьбы заключается в том, что пропагандисты ПСРМ испытывают презрение НПО-шникам и клеймят их как главную движущую силу возможных оранжевых революций, которых лидеры БКС боятся как чёрт ладана. В связи с этим совершенно неблаговидна та ситуация, в которой оказался всё ещё лидер ПСРМ, а его призыв к проведению досрочных президентских и парламентских выборов пока не имеет шансов на успех.

Отказавшись от депутатского статуса и заняв должность НПО-шника, которую презирают его собственные товарищи, Игорь Додон намеревается активизировать молдавско-российские экономические отношения. Однако Игорь Додон и ранее ставил перед собой эту цель, когда он занимал должность главы государства. Ещё в первый год своего президентского срока, 7 сентября 2017 года, Игорь Додон встретился с сопредседателем организации „Деловая Россия” Игорем Чайкой с целью содействия сотрудничеству между деловыми кругами Республики Молдова и Российской Федерации. После таких встреч Игорь Додон обычно обещал ежегодные российские инвестиции в размере $1 миллиарда, но никто не может припомнить, какие инвестиции были сделаны в экономику страны за время его президентского мандата. Правда, в то время процветал семейный бизнес.

Народная мудрость гласит: что не выучил Ион, не выучит и Ионикэ. Точно так же, чего не сделал президент Додон, не сумеет сделать и НПО-шник Игорь Николаевич. Жаль времени, растраченного впустую. Поэтому вместо того, чтобы мечтать о досрочных выборах с целью взять реванш у ПДС и вернуться к власти, Игорь Додон лучше написал бы свою политическую автобиографию, с возможным заголовком ...в поисках утраченного времени.

Выводы

Первый год пребывания Майи Санду на посту главы государства не убедил граждан страны, что действительно настало время хороших людей. Успех Майи Санду стал и успехом ПДС, которой удалось взять в свои руки всю власть в стране, благодаря ошибкам, допущенным ПСРМ и её лидером. По всей видимости, объявленный приход хороших времен в результате воцарения одноцветной власти откладывается на более отдалённые времена.

Притязание ПСРМ на то, чтобы взять реванш у ПДС, инициировав досрочные президентские и парламентские выборы, пока что является необоснованным в силу качества нынешних лидеров коммуно-социалистической оппозиции, которые непоправимо скомпрометировали себя на протяжении своей политической карьеры. Так, последние опросы общественного мнения, проведённые после начала энергетического кризиса и после обострения пандемического кризиса, показывают, что в настоящее время шансы ПСРМ на реванш иллюзорны.

За последние 20 лет молдавские политические лидеры не придумали ничего лучшего, чем продолжающиеся колебания Республики Молдова между центрами притяжения – Европейским Союзом и Россией. В этих условиях неудивительно, что постоянно увеличивается доля молдавских граждан, желающих потенциального объединения Республики Молдова с Румынией: эта доля превысила 40%. Может показаться, что у унионизма есть шанс стать успешным политическим трендом. Но пока это не так, потому что дюжина самопровозглашённых унионистских лидеров неспособна объединить усилия ради объединения с Румынией. Их любимое занятие состоит в том, чтобы клеить друг другу ярлыки диверсантов и т. д., и демонстрировать свои воинствующие амбиции.

You use the ADS Blocker component.
IPN is maintained from advertising.
Support the Free Press! Some features may be blocked, please disable the ADS Blocker component.
Thanks for understanding!
IPN Team.

IPN LIVE