Приспосабливаемость российского фактора в Молдове, Украине и Грузии в условиях европейского курса, OP-ED

 

 

Благодаря наличию пророссийских партий, готовых идти на договорённости на основе пока неизвестных уступок, перспективы России в Молдове многократно превосходят те перспективы, которые могут у неё быть в Грузии или Украине...

 

Дионис Ченуша
 

Динамика интереса, проявляемого Европейским союзом (ЕС) к Молдове, Украине и Грузии посредством Соглашений об ассоциации, отражается на поведении российского фактора. Многомерность европейской интеграции, в большой степени обусловленная внутренними политическими мотивами, позволила переформатировать внешние взаимозависимости трёх этих стран. Более сильный акцент на отношениях с ЕС отнюдь не устранил присутствие России, а скорее придал толчок трансформации этого присутствия.

С политической и экономической точек зрения ареал контактов Молдовы, Украины и Грузии расширился, в первую очередь, в геополитическом, а также в политическом и экономическом планах. Чем агрессивнее была инволюция российского фактора, тем более настойчивой была решимость трёх стран развивать (гео-)политические партнёрские отношения с другими игроками.

Изменение параметров российского фактора продиктовано двумя соображениями. С одной стороны, важную роль играют способность и готовность ЕС оказывать политическую поддержку и давать доступ к своим финансовым ресурсам, позволяющим закрывать бреши в бюджетах трёх стран. С другой стороны, трансформация российского фактора взаимосвязана с наличием соответствующих внутриполитических ориентиров в лице лояльных политических сил и благоприятной политической конъюнктуры. В Украине пророссийские политические партии не имеют возможности восстановить свои позиции до тех пор, пока Россия проводит воинственную политику на Донбассе. Рост влияния националистических идей в рамках политического дискурса Грузии, даже в условиях отсутствия сильных пророссийских партий, играет на руку России, поскольку эти идеи тормозят либеральные реформы и даже могут обратить их вспять. Наиболее благоприятны позиции российского фактора в Молдове, где у него имеется широкий спектр местных дружественных сил – на политическом, социальном и этническом уровнях.

Участие Молдовы, Украины и Грузии в проведении структурных реформ нарушает способность России влиять на их механизмы принятия решений. Укрепление государственных учреждений, повышение прозрачности в процессе правления и укрепление судебных инстанций в противовес коррумпированным властям вводят правила игры, резко сужающие российскому фактору пространство для манёвра. Конечно, Россия могла бы практиковать у себя принципы правового государства и прав человека, соблюдая их, соответственно, и за рубежом, но именно их несоблюдение является важным источником, подпитывающим её геополитическую мощь. С этой точки зрения московский политический режим склонен вкладывать средства в дальнейшее сохранение, восстановление или усиление рычагов зависимости от себя. Поэтому российской поддержкой пользуются местные политические элементы, предпочитающие управлять страной в разрез с принципами правового государства, а не в соответствии с ними.

Три сферы, в которых влияние России сократилось

Расширение диалога с ЕС неизбежно привело к сокращению российского влияния в трёх важных областях, которые ранее легко влекли за собой большие политические и социально-экономические издержки для политиков Молдовы, Грузии и Украины. В результате начала действия Соглашений об ассоциации с ЕС и либерализации условий передвижения, три этих измерения, для которых характерна зависимость от России, уменьшились, но не исчезли полностью.

Во-первых, у направляющихся в Россию миграционных потоков появилась конкуренция в виде потоков, ориентированных на Европу. Сближение трёх стран с ЕС расширило взаимосвязи между людьми, а европейская деловая среда, находящаяся прямо по соседству, стала магнитом для экономически активного населения Молдовы и Украины. В силу географического положения, грузины по-прежнему тесно связаны с Россией, несмотря на войну 2008 года. Расширение ЕС на Восток усилило интерес молдаван к румынскому гражданству и способствовало росту польской экономики, рассматривающей Украину в качестве ближайшего резервуара дешёвой рабочей силы. Неофициальные данные для Молдовы свидетельствуют о том, что в сезонной или постоянной миграции участвуют около 1 миллиона молдавских граждан, а также 4,6 миллиона украинцев и менее 1 миллиона грузин. Военные действия России против Украины активизировали миграцию внутри Украины, из восточных областей в западные, а также внешнюю миграцию – в государства ЕС. Расширение географии миграционных потоков, исходящих из трёх стран, сократило возможности России использовать мигрантов в качестве инструмента политического давления. С одной стороны, реанимация российскими властями этого рычага зависит от успехов российской экономики. С другой стороны, это будет определяться демографическими и экономическими показателями данных стран, а также уровнем политической активности их диаспор, находящихся на Западе.

Внешняя торговля – это второй элемент, который до либерализации торговли с ЕС являлся сильной стороной российского влияния в Молдове. В настоящее время поставки в ЕС превысили 65% от общего объёма экспорта, а поставки в Россию в 2017 году упали ниже 15% (3DCFTA, 2018). Изменение баланса в российско-украинской торговле обусловлено как интеграцией Украины на европейском рынке, так и взаимными торговыми ограничениями, введёнными вследствие российской военной агрессии на Донбассе и аннексии Крыма. Данные за 2017 год показывают, что украинский товаропоток в направлении ЕС вырос до 40%, а торговля с Россией сократилась до уровня ниже 10% (3DCFTA, 2018). После периода интенсивной либерализации торговли и преодоления эмбарго, введённых Россией на протяжении 2000-х годов, в 2017 году грузинский экспорт в Россию удвоился по сравнению с 2013 годом, а экспорт в ЕС за тот же период увеличился примерно с 20% до 24% (3DCFTA, 2018). Диверсификация рынков сбыта позволила трём странам уменьшить имеющийся у России соблазн использования торговли в качестве политического оружия, по крайней мере, на время.

Энергетический сектор является ещё одной важной артерией, посредством которой дала о себе знать зависимость от России, но сильнее всего это проявилось в случае Молдовы и Украины. Так, Молдова пока остаётся в условиях монополии „Газпрома”, контролирующей свыше 50% акций молдавского поставщика –  „Молдовагаз”. Вместе с тем, продлённый молдо-российский контракт на поставку газа истекает в 2019 году, в то время как строительство взаимоподключения с Румынией планируется не ранее 2020 года. Хотя Украина закупает природный газ, в том числе и российский, из Европы, в случае строительства „Северного потока-2” она рискует лишиться роли страны-транзитёра газа. Грузия отличается от двух других стран, поскольку она закупает природный газ у Азербайджана и самодостаточна в плане производства электроэнергии. Членство трёх этих стран в Энергетическом сообществе помогает им в систематизации своих энергетических секторов и в их либерализации, что ставит под угрозу доминирование российских энергетических компаний.

Молдова – самая уязвимая страна с точки зрения возрождения российского фактора?

Вмешательство России в молдавскую политику наиболее вероятно, по сравнению с Грузией или Украиной, которые, помимо европейской интеграции, участвуют в стратегическом диалоге с США, а также располагают политическим классом и населением, склоняющимися к вступлению в НАТО. Ближайшая цель России в Молдове – создать прецедент разворота или, по меньшей мере, пересмотра проевропейского геополитического вектора.

Партия социалистов уже участвует в регулярных и углублённых политических дискуссиях с Москвой. Президент страны обсуждает различные договорённости с режимом Владимира Путина, как в области миграции, так и сфере двусторонней торговли. Все эти договорённости носят временный характер и синхронизированы с парламентскими выборами, предстоящими в феврале 2019 года. Так, молдавских мигрантов искушают возвратиться в Молдову до 23 февраля, до выборов, чтобы иметь возможность вернуться  в Россию в марте. Кроме того, ряд категорий молдавской продукции (фрукты, овощи, вина) вновь имеют возможность беспошлинного доступа на российский рынок, но только в первой половине этого года. Очевидно, что Россия оказывает предвыборную поддержку президенту Игорю Додону и Партии социалистов, стремясь повысить шансы её победы на парламентских выборах.

Именно та лёгкость, с которой пророссийская риторика имеет возможность проникать из президентуры в парламент, демократическим путём, хотя и сильно деформированным, делает Молдову наиболее уязвимой страной с точки зрения возрождения российского фактора. Ни в Грузии в 2018 году, ни в Украине в 2019-м, Россия не ощущает себя столь уверенно, как в случае парламентских выборов в Молдове.

Вместо заключения...

Влияние России в Молдове, Украине и Грузии сократилось после того, как европейская интеграция была включена в структуру политических процессов в этих странах. Поскольку остановить сближение с ЕС не удалось, российский фактор научился приспосабливаться, ожидая подходящего момента, чтобы вернуться в игру.

Благодаря наличию пророссийских партий, готовых идти на договорённости на основе пока неизвестных уступок, перспективы России в Молдове многократно превосходят те перспективы, которые могут у неё быть в Грузии или Украине.

Ситуация в Молдове в очередной раз напоминает об опасности, возникающей вследствие использования олигархическими режимами европейской интеграции для подрыва реформ.

 
Дионис Ченуша

 


IPN публикует в рубрике Op-Ed материалы авторов извне редакции. Высказанные ими мнения не обязательно совпадают с мнениями редакции. 

You use the ADS Blocker component.
IPN is maintained from advertising.
Support the Free Press! Some features may be blocked, please disable the ADS Blocker component.
Thanks for understanding!
IPN Team.

IPN LIVE