Майя Санду: Игорь Додон хотел поставить своего человека во главе НАБПП

Президент Игорь Додон очень заинтересовался Национальным агентством по безопасности пищевых продуктов (НАБПП) и хотел поставить своего человека во главе этого учреждения. Об этом заявила экс-премьер-министр Майя Санду, председатель Партии действия и солидарности. По ее словам, об этом говорилось в ходе встреч между главой государства и главой кабинета министров, когда Майя Санду была на этой должности. Политик говорит, что Игорь Додон выдвинул кандидата, но он не был достаточно профессиональным, и премьер-министр отклонила эту кандидатуру, передает IPN.

„Был очень большой интерес со стороны г-на Додона к НАБПП. Он очень хотел поставить своего человека в это учреждение. Я сказала, что мы ищем очень хорошего человека, очень хорошего, некоррумпированного специалиста, потому что там очень много схем. Он предложил резюме, и я посчитала, что это недостаточно хороший специалист, и мы продолжали искать. Интересно то, что для г-на Додона было интересно это агентство”, - заявила Майя Санду в эфире передачи „Пятница с Анатолием Голя” на телеканале RTR Moldova.

Лидер ПДС утверждает, что даже если в публичном пространстве Игорь Додон жестко критиковал деятельность правительства, которым она руководила, и имел большие претензии к некоторым министрам, в ходе личных встреч он не предъявлял обвинений и аргументов, почему некоторые главы министерств должны быть заменены. Бывшая премьер-министр говорит, что в основном глава государства проявлял интерес к некоторым министерствам, но не аргументировал, что именно некоторые министры делают плохо. „Когда у нас были встречи, он ничего об этом не говорил, он просто говорил, что ему интересны некоторые министерства”, - добавила политик.

По мнению Майи Санду, у Игоря Додона были две большие проблемы: реформа юстиции и „бюджет солидарности”, разработанный предыдущим правительством. Что касается реформы юстиции, Майя Санду говорит, что Игорь Додон боялся независимого прокурора, который возбудил бы против него уголовное дело, а „бюджет солидарности”, который предлагал ряд повышений зарплат и пособий, укрепил бы позиции правительства и повысил бы его рейтинг.