Голодомор и построение украинской идентичности. Урок для Республики Молдова. Op-Ed Анатола Цэрану

 

 

Урок Голодомора для молдавских румын Республики Молдова заключается в необходимости проникнуться правдой об истории, которая мстит тем, кто пренебрегает правдой о прошлом. Это форма политического лицемерия официально отмечать трагедию Голодомора украинцев, игнорируя молдавский Голодомор первых послевоенных лет через отсутствие официальной политической оценки этого преступления советского режима против собственного народа..

 

Анатол Цэрану
 

С 2006 года Украина ежегодно в четвертую субботу ноября чтит память жертв Голодомора. В этом году, 26 ноября, были отмечены 90 лет со дня великого голода, устроенного сталинским режимом в 1930-е годы и расцениваемого украинцами как геноцид. В 2006 году Верховная Рада Киева официально признала в законодательном порядке Голодомор 1932- 1933 годов геноцидом, направленным против украинского народа. Этот закон запрещает публичное отрицание Голодомора, но не предусматривает и санкций в связи с этим. Совсем не удивляет, что Россия отвергла такую оценку, развязав против этого тезиса настоящую историографическую и пропагандистскую войну, главным аргументом которой было то, что великий голод привел к жертвам не только среди украинцев, но и среди русских, казахов и других народов бывшего Советского Союза.

Украинцы не хотят быть младшими братьями кого бы то не было

На протяжении всего советского периода правда о многочисленных эпизодах голода в истории первого в мире социалистического государства тщательнейшим образом скрывалась властями от широкой общественности. Но развал СССР привел к открытию советских государственных архивов, в том числе архивов органов госбезопасности, что позволило исследователям на множестве документов показать, что советская власть в условиях насильственной коллективизации приняла конкретные меры в Украине, вполне осознавая, что результатом будет голодная смерть миллионов украинцев. Большинство украинских историков, изучавших феномен советской голодовки 30-х годов прошлого столетия, пришли к выводу, что голод был преднамеренным и связанным с более масштабной политикой сталинского режима поработить украинский народ. Как логическое следствие, в постсоветский период рассказ о Голодоморе стал одним из столпов исторического мифа о независимом украинском государстве и украинской нации, активно продвигаемого на уровне государственной образовательной политики и культуризации населения.

Утверждение новых независимых государств на руинах СССР доказало, насколько важны исторические интерпретации и историография для укрепления проблематичной государственности и построения национальной идентичности, отличной от построения идентичности советского типа. В соответствии с принципами советской исторической школы, унаследованным без больших отличий от современной российской историографии и усвоенным на коллективном ментальном уровне российскими элитами и даже большинством россиян, Украина, как и Беларусь, не воспринимаются и не рассматриваются как отдельные зарубежные страны, а украинцев, в частности, выделяют как „младших братьев” России, возведенной в ранг исконной, первичной нации. И если советская историческая школа допускала некое отличие украинского национального образования, которое после распада Киевской Руси, мол, постоянно стремилось к воссоединению с Россией, материализовавшись в Переяславском договоре 1654 года, то нынешний взгляд Москвы на историю трактует государственную независимость Украины как нечто неестественное, противоестественное, а украинцев определяет как региональную русскую группировку. В конечном счете нынешняя официальная российская историческая школа фактически продолжает империалистическую советскую традицию восприятия истории восточных славян как органического целого, представляющего собой спроецированную на современность концептуальную смесь панславизма и коммунистического интернационализма.

Украинцы мстят россиянам изменением порядка

Однако среди украинской культурной и политической элиты доминируют взгляды украинской исторической школы, которая добивается своих прав на наследие Киевской Руси, отличной от московской традиции, и которая является частью более широкой попытки идентичности преодолеть комплекс неполноценности, взращенный царской и советской политикой. Согласно этим украинским взглядам на историю, именно русский народ ведет свои корни с географической территории Украины, из Киева, Чернигова или Переяславля, а затем мигрирует на север, в сторону Московии. В этой исторической перспективе уже украинцы мстят русским через перестановку, когда теперь они становятся старшими братьями русских. Как бы то ни было, но это противостояние в историографической сфере показывает, как мифы и идеологизация исторического материала создают основу для консолидации нации с политической и культурной точек зрения. В этой исторической перспективе Украина заново открывается и реконструируется через Киевскую Русь, отличную от Московского царства, и которая фигурирует как фундаментальная веха во всех украинских школьных учебниках, начиная с 1991 года. В этом построении идентичности трагедия Голодомора, спровоцированная политическим руководством Москвы, занимает центральное место в новейшей истории Украины, определяя ее способность вести независимое от России геополитическое существование, чему также способствовало стремление к членству в НАТО и ЕС.

Расстрелянные за „пять колосков пшеницы”

Сегодня документально подтверждено, что Сталин прибегал к политике морить голодом как наиболее эффективной форме борьбы с сопротивлением коллективизации фактически почти всего населения Украины, и что массовый голод был искусственно создан коммунистическим режимом Москвы путем обложения неподъемными продналогами. Конфискация сельскохозяйственной продукции у крестьянских дворов происходила с небывалой жестокостью. Достаточно упомянуть принятый 7 августа 1932 годазакон о пяти колосках”, который предусматривал, что любой, даже ребенок, пойманный на том, что взял любую продукцию с коллективного поля, мог быть расстрелян или заключен в тюрьму за кражу „социалистической собственности”. В начале 1933 г. по этому закону было осуждено почти 60 тысяч человек, 2 тысячи из которых были расстреляны.

По мере усиления голода более трети украинских сел попали в „черный список” за невыполнение квот на зерновые. Села, занесенные в черный список, были окружены войсками, а жителям было запрещено покидать их или получать какие-либо продукты, что, по сути, являлось приговором на коллективную смерть. Чтобы избежать голодной смерти, сельские жители использовали в пищу все съедобное: траву, желуди, даже кошек и собак. Рассекреченные архивы содержат описания безмерных страданий и отчаяния украинского крестьянства, в том числе акты анархии, воровства, самосуда и многочисленные случаи каннибализма. По самым последним оценкам историков, Голодомор унес жизни более четырех миллионов украинцев, что делает его одним из самых мерзких, гнусных преступлений против человечности в истории человечества.

Почему молдаване тоскуют по СССР, а украинцы нет

Открытие и распространение правды о Голодоморе произвело психологический шок большого резонанса в коллективном сознании украинцев, подтверждая правду о великих трагедиях в истории народа, которые при их осознании становятся прочным ядром консолидации национальной идентичности. В течение ряда лет украинские официальные лица совместно с культурно-просветительской и пропагандистской работой внутри страны предпринимали активные дипломатические действия для признания международным сообществом Голодомора актом геноцида украинцев. Благодаря этим усилиям сегодня Голодомор признан геноцидом украинского народа десятками стран мира, включая США и Канаду, а также Парламентской ассамблеей Совета Европы и Европейским парламентом как преступление против человечности. Война России против Украины ускорила решение ряда государств относительно оценки Голодомора как акта геноцида. На прошлой неделе к этой оценке присоединился и немецкий парламент, принявший решение определить голод 1932-1933 годов в Украине как „геноцид”. И даже если историки до сих пор спорят о том, подпадает ли политика, приведшая к Голодомору, под действие положений Конвенции о геноциде, быстро увеличивается количество государств - теперь и Румынии и Республики Молдова, - которые признают Голодомор в Украине геноцидом.

Голодомор стал важным маркером в национальном сознании украинцев, породив сильное чувство сплоченности и солидарности нации. Основательно усвоив уроки собственной истории, украинский народ также обрел любовь к свободе и Родине, которую сегодня героически защищает от российского агрессора. Это назидательный пример для народа и политического класса Республики Молдова, имеющей в своей истории собственный феномен страшного голода 1946-1947 годов с трагическими последствиями для 200 тысяч жителей советской Молдовы, убитых тем же сталинским режимом Москвы через политику доведения до голода. Но в отличие от впечатляющего Мемориала жертвам Голодомора в Киеве, в Кишиневе нет даже малюсенького обелиска, установленного в память о трагедии голода в Молдове к востоку от Прута, спровоцированного советским режимом. В этой атмосфере исторической амнезии в молдавском обществе совсем не кажутся случайными данные социологических опросов, согласно которым почти каждый второй гражданин Республики Молдова тоскует по распавшемуся СССР, и они же, в таком же количестве в случае военной опасности могут отказаться защищать молдавское государство с оружием в руках.

Игнорирование собственного Голодомора и его последствия

Урок Голодомора для молдавских румын Республики Молдова состоит в необходимости осознавать правду об истории, которая мстит тем, кто пренебрегает правдой о прошлом. Это форма политического лицемерия - официально чтить память трагедии Голодомора украинцев, игнорируя молдавский Голодомор первых послевоенных лет в отсутствии официальной политической оценки этого преступления советского режима против собственного народа. Сохранение в молдавском обществе ностальгии по СССР, которая удерживает Республику Молдова в зоне отсталости и цивилизационной неопределенности, является прямым следствием игнорирования кишиневскими властями уроков национальной истории, отсутствия последовательной государственной политики в пропаганде исторической правды в обществе. А тот факт, что у главного научно-исследовательского учреждения национальной истории Республики Молдова - Института истории - отсутствует институциональное бюджетное финансирование, красноречиво говорит о несостоятельности молдавской государственной политики в борьбе за умы собственных граждан. Граждане сражающейся Украины прекрасно усвоили урок истории Голодомора, героически сопротивляясь вторжению российского агрессора, а граждане Молдовы, которые не знают правды отечественной истории, рискуют стать легкой добычей иноземного захватчика. Это еще одна констатация несостоятельности молдавского государства в формуле причудливого клона бывшей советской республики, заблудившейся на извилистых тропинках истории на трудном пути возвращения домой.


 
Анатол Цэрану
доктор исторических наук, политический коментатор

IPN публикует в рубрике Op-Ed материалы авторов извне редакции. Высказанные ими мнения не обязательно совпадают с мнениями редакции.

You use the ADS Blocker component.
IPN is maintained from advertising.
Support the Free Press! Some features may be blocked, please disable the ADS Blocker component.
Thanks for understanding!
IPN Team.

IPN LIVE