Андриан Канду, симптоматический рецидив? Анализ IPN

"Мы ссылаемся на "власть вообще" потому что обязаны верить в искренность представителей правящей партии, утверждающих, что решения принимаются в команде, по взаимному согласию в связи с чем мы вправе надеяться, что действия и заявления, касающиеся партнеров по развитию не являются исключением..."
---

За короткий промежуток времени, спикер парламента Андриан Канду сделал два заявления, способных расстроить отношения Республики Молдова с Европейским союзом и другими партнерами по развитию.

Если первое заявление было сформулировано так, что его можно воспринять и как обращение к отдельному взятому конкретному человеку, то есть, к румынскому евродепутату Кристиану Преда, то во втором случае, подверглись лобовой атаке НПО в области массмедиа, которые пользуются доверием и поддержкой партнеров по развитию. А вот спикер утверждает, что они «ничего не делают, кроме как пишут проекты, получают внешнее финансирование и обязаны потратить эти деньги», прекрасно сознавая, что финансирование, на которое он ссылается, поступает преимущественно от Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки. Вместе взятые и совокупно воспринятые, поскольку сделаны почти одновременно, соответствующие заявления наталкивают на мысль о том, что грядут, возможно, в скором будущем, новые акценты во взаимоотношениях с рядом отечественных субъектов, участвующих в экспертизации европейской повестки дня нынешних властей, а также, прямо или косвенно, с самими партнерами по развитию.

Скандальное заявление, опровергнутое другим скандальным заявлением

В данном контексте, надлежит пересмотреть коннотацию первого заявления, сделанного 19 апреля. Не исключено, что сейчас уже недостаточно того объяснения, сформулированного некоторыми кишиневскими аналитиками, согласно которому Андриан Канду «сбросил маску воспитанного человека». Искушенный политический деятель его калибра, мог не осознавать, что обозвав депутата Европарламента «индивидом», «который пытается запугивать и шантажировать», сделал вызов и против и других около ста европейским депутатам, которые поддержали резолюцию Кристиана Преда о блокировании макрофинансовой помощи Республике Молдова, в связи с изменением избирательной системы. Правда, большее количество депутатов Европарламента, в общей сложности 170 человек, отклонили соответствующую резолюцию, но, тем не менее, разница между 170 и 105 (в том числе 11 воздержавшимися) не столь очевидна в пользу официального Кишинева, чтобы позволять себе жесткие или даже «скандальные» заявления, в праве на которые молдавский спикер упомянутому румынскому депутату отказывает.

С "топором войны" на EPP

Скорее всего, конкретной целью спикера Парламента была фракция в Европейском парламенте, которую представляет Кристиан Преда, а именно Европейской народной партии, располагающая большинством мандатов в европейском законодательном органе и руководящая почти всеми структурами Европейского союза. Ее члены неоднократно выражали критическое отношение к кишиневским властям, одновременно поддерживая оппонентов правителей из числа проевропейски настроенных партий - ПДС, ППДП и ЛДПМ. Следует понимать, что Андриан Канду намеренно погрозил евронародникам «топором войны», поскольку, опять же, с учетом его политического опыта, мы не можем допустить, что он «проговорился» или, на тот момент не осознавал тяжести сделанных им заявлений.

Фактически, спикер Парламента сделал именно то, что сделал в то же самое время другой румынский европарламентарий - Мария Грапини, которая квалифицировала инициативу Кристиана Преды относительно Республики Молдовы как «немыслимую», «низкую» и «позорную». Однако, госпожа евродепутат сделала свои заявления с политических позиций своей фракции, Группы прогрессивного альянса социалистов и демократов в Европейском парламенте, что прекрасно вписывается в логику политической борьбы на уровне европейского форума. И г-н Канду имел бы право на подобные реплики, но только если бы выступал от имени Демократической партии, чьим вице-президентом является, и которая является ассоциированным членом Партии европейских социалистов, второй по количеству мандатов в Европейском парламенте. Однако Андриан Канду выступал в качестве председателя Парламента всей страны и, в лучшем случае, просто вовлек неестественным образом целую страну в политические дебаты между фракциями Европейского парламента.

Гневная реакция на масмедийные НПО за скандальный визит в Парламент

Действуя, что называется, «как хуже», Андриан Канду достиг "красных линий" молдавско-европейских отношений, которые, не мудрствуя лукаво, переступил через несколько дней, сделав свое второе заявление.

На пресс-брифинге в четверг, 3 мая, он пояснил, почему не вышел на разговор с участниками «Марша Солидарности», организованного рядом масмедийных НПО в ознаменование Международного дня свободы печати: «Ничем другим не занимаются, кроме как пишут проекты, получают внешнее финансирование и должны потратить эти деньги. У них вошло в привычку ежегодно в этот день организовывать протестные акции. Лучше бы они не протесты устраивали, а подставили свое плечо в каком-нибудь стоящем деле».

Соответствующие неправительственные организации ответили на этот наскок, необоснованный, по их мнению, совместным пресс-релизом, в котором рассмотрели ряд аспектов в диспуте, инициированном Адрианом Канду. Но не все, однако.

Например, НПО опровергли обвинения по неучастию, напомнив Андриану Канду о ряде важных законодательных актов в данной области, принятых усилиями гражданского общества, в том числе, Закон о доступе к информации, Закон о свободе выражения мнений, Закон о разгосударствлении публичных периодических изданий и т. д. «Вместе с тем, представители медийных организаций входят в состав Рабочей группы по доработке законодательства о СМИ, учрежденной Парламентом и активно участвуют как в заседаниях этой группы, так и подгрупп, разрабатывают законопроекты и поправки к законам», уточняют подписавшие документ организации.

Суровая критика ряда НПО и признание их же высоких заслуг

Однако руководителю Законодательного органа не было нужды напоминать об этом, поскольку во многих из них он выступает лично в качестве инициатора или координатора совместной с гражданским обществом деятельности. Соответственно, не это является истинной причиной его импульсивной реакции на некоторых партнеров представляющих гражданское общество, деятельность которых, всего за несколько дней до этого, он лично высоко оценивал, в частности, за содействие в разработке нового Кодекса о телевидении и радиовещании.

Заявление масмедийных НПО только упомянуло, но не объяснило одну из возможных реальных причин утверждений председателя Парламента и вовсе не коснулось некоторых возможных целей данных утверждений: «В нынешних условиях, когда лояльная конкуренция на медиарынке отсутствует, когда мы сталкиваемся с явлением концентрации собственности в средствах массовой информации, с монополизацией рекламного рынка, данные проекты имеют для средств массовой информации жизненно важное значение. В отсутствие внешних доноров, Республика Молдова имела бы только партийную или полностью подчиненную политикам прессу», - говорится в Декларации.

И масмедийные НПО, и некоторые СМИ еще плывут по фарватеру своих уставных обязанностей только благодаря грантам, предоставляемым, главным образом, западными партнерами. Таким образом, упрек Андриана Канду напрямую адресован европейским и американским донорам. Гнев спикера направлен не на определенные фракции или отдельные группы доноров, как в случае с фракциями Европейского парламента, а на официальные европейские и американские учреждения, официально уполномоченных на осуществление соответствующей деятельности.

Бицефальный рецидив

В этом смысле, рецидив Андриана Канду от 3 мая 2018 года имеет двойственное начало. Помимо недавнего, от 19 апреля, есть и более старое, прошлогоднее, когда власти выступили с идеей запретить внешнее финансирование организаций гражданского общества, участвующих в разработке публичных политик. Гражданское общество категорически воспротивилось этой идее, но есть предположение, что власти отказались от своей инициативы, главным образом, из-за тех же партнеров по развитию, которые, повторюсь, являются также основными донорами НПО и других участников, официально и в обязательным для молдавских властей порядке, вовлеченных в процесс реформирования, модернизации и европеизации Республики Молдова, наряду с властями.

Законные место и роль гражданского общества

Поддержка, оказываемая НПО партнерами по развитию, основана не на субъективных критериях, которые могут толковаться извне или подвергаться внешнему влиянию, а на законных положениях и целях, ясных и обязательных, в том числе для кишиневских правителей,  как участника, подписавшего Соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Например, ст. 33 предусматривает, что «надлежит поощрять активность релевантных участников, в том числе, гражданского общества, в реализации политики развития и реформ в Молдове...». Статья 135: «Необходимо продвигать диалог и сотрудничество между представителями гражданского общества, что является неотъемлемой частью отношений между ЕС и Молдовой. В частности, эта статья предусматривает: 1) обеспечение участия гражданского общества в отношениях сотрудничества ЕС и Молдовы, в частности, по внедрению Соглашения об ассоциации; 2) обеспечение участия гражданского общества в процессе принятия решений путем налаживания открытого, прозрачного и регулярного диалога между государственными учреждениями и представителями ассоциативного сектора; 3) содействие процессу построения и консолидации гражданского общества путем поддержки мероприятий по адвокаси, формальных и неформальных сетей и т. д., а также путем доработки законодательства в области гражданского общества; 4) непрерывная интеграция гражданского общества в процесс принятия публичной политики в Молдове». Или статьи 442-443: «Создание Платформы гражданского общества для обмена мнениями, а также для выработки рекомендаций Совету Ассоциации (высшему органу в рамках Соглашения об ассоциации) и передача информации Парламентскому Комитету по ассоциации о степени внедрения Соглашения об ассоциации».

Перечень положений может быть продолжен, но достаточно и этого, чтобы понять, что подозревать в злонамеренности и недостойных действиях организации гражданского общества, которым доверяют партнеры по развитию, является крайне недружественным жестом по отношению к самим западным донорам.

Разница между западным и восточным финансированием

Действие представляется еще более недружелюбным с учетом того, что используются те же самые инструменты, которыми орудуют противники проевропейского курса Республики Молдова, нацеленные на определенные сегменты гражданского общества Молдовы в связи с тем, что они называют «зависимостью от западного денежного мешка.» Эти оппоненты не хотят или не могут понять, что отношения гражданского общества с западными партнерами, с одной стороны, и государственных органов, с другой стороны, регулируются внутренними и внешними законами и правилами и являются максимально прозрачными. В отличие от связей с другими международными субъектами, если таковые существуют и отношения с которыми не являются ни регулируемыми, ни прозрачными. Опять же, оппоненты могут иметь право не понимать эту разницу, но мы не можем признавать подобное право за видным представителем власти или даже за властью вообще.

Неполный перечень «симптомов»

Мы ссылаемся на "власть вообще" потому что обязаны верить в искренность представителей правящей партии, утверждающих, что решения принимаются в команде, по взаимному согласию, в связи с чем, мы вправе надеяться, что действия и заявления, касающиеся партнеров по развитию не являются исключением.

Итак, на какие симптомы, способные проявиться в дальнейшем, может указывать «рецидив Канду», который мы наблюдаем нынче?

- Возврат к идее запрета на внешнее финансирование для НПО?
- Маргинализация некоторых неудобных НПО и стимулирование  других, более гибких?
- Маргинализация масмедийных НПО, представляющих интересы органов прессы, некоторые из которых, в свою очередь, доставляют правителям все больше и больше хлопот?
- Исключение гражданского общества из процесса диалога с партнерами по развитию, с монополизацией внешних прерогатив правящей партией, по схеме внутренней реконфигурации политического спектра?
- Выкручивание рук западным донорам / партнерам на сегменте финансирования НПО, с целью получения выгод в других областях?
- Что-нибудь еще?

Валериу Василикэ, IPN

P.S.:По изложенным выше причинам, трудно предположить, что «рецидив Канду» был банальным недоразумением или простым стечением обстоятельств. Ну, а если все же это было так, полагаем, что высокий статус и большой политический опыт могут помочь председателю Парламента признать собственные ошибки.

В.В.

You use the ADS Blocker component.
IPN is maintained from advertising.
Support the Free Press! Some features may be blocked, please disable the ADS Blocker component.
Thanks for understanding!
IPN Team.

IPN LIVE