Выдвижение кандидата в председатели Европейской комиссии: тест для руководства ЕС? Op-Ed

Состав и план деятельности будущей Европейской комиссии окажут прямое влияние на Республику Молдова. В области внешней политики и политики соседства ещё предстоит выяснить, какие расходы будут выделены для следующего бюджетного инструмента, рассчитанного на 2021–2027 годы и предназначенного для стран, не входящих в ЕС. В этой связи ожидается, что будущая Комиссия установит новые цели и результаты для Восточного партнёрства на период после 2020 года. На этом направлении акценты Комиссии могут различаться в зависимости от личности, стратегии, видения и команды будущего председателя Европейской комиссии”.
---


20–21 июня в Брюсселе состоялся саммит Европейского совета, в котором приняли участие главы государств и правительств 28 государств-членов ЕС. Повестка дня саммита включала в себя дискуссии по поводу выдвижения Европейским советом кандидата на должность председателя Европейской комиссии, а также обсуждение возможных кандидатур руководителей трёх других ключевых учреждений: Европейского парламента, Европейского совета и Европейского центрального банка.

По окончании саммита председатель Европейского совета Дональд Туск объявил, что не удалось найти такое решение по поводу предлагаемых кандидатур, которое поддержало бы большинство стран-членов ЕС. Таким образом, новый раунд консультаций состоится в воскресенье, 30 июня, всего за два дня до первого пленарного заседания европейского законодательного собрания нового созыва в Страсбурге.

Учитывая большое количество участников процесса избрания будущих европейских лидеров (панъевропейские политические партии, национальные правительства и наднациональные учреждения), эти переговоры являются тестом для системы Spitzenkadidaten – контроля, осуществляемого Европарламентом над Комиссией, а также для баланса сил между политическими группами, присутствующими в Европейском парламенте.

Выборы в Европейский парламент

Результаты выборов в Европейский парламент, состоявшихся 23–26 мая, усложнили уравнение по избранию председателя Европейской комиссии. Если перед выборами кандидатами с наиболее высокими шансами занять эту должность считались выдвиженцы Европейской народной партии (Манфред Вебер) и Прогрессивного альянса социалистов и демократов (Франс Тиммерманс), то распыление голосов европейских граждан позволило ввести в это уравнение третью парламентскую группу – „Обновление Европы” (Маргрет Вестагер).

Говоря конкретнее, распределение мандатов в Европейском парламенте (рис. 1) не позволило народным европейцам (ЕНП) и социалистам с демократами (СиД) согласовать между собой кандидатуры на посты главы Комиссии и спикера Европарламента без учёта позиции группы „Обновление Европы”. ЕНП и СиД вместе получили 335 мест в законодательном органе нового созыва, чего недостаточно для простого большинства, необходимого для назначения кандидатов, согласованных этими группами (376 голосов). В этих условиях группа, возглавляемая Дачианом Чолошем и поддерживаемая президентом Франции Эммануэлем Макроном („Обновление Европы”), имеет широкое поле для манёвра на переговорах и способна нивелировать преимущество ЕНП, получившей наибольшее количество мандатов по итогам выборов в Европарламент.

Spitzenkadidaten – (не-)актуальная процедура ?

Выдвижение председателя Европейской комиссии представляет собой процедуру проверки формальных и неформальных практик, существующих в настоящее время в Брюсселе. Формальные практики заключаются в положениях статей 17(6) и 17(7) Лиссабонского договора (2009 года), гласящих, что глава Комиссии избирается  большинством голосов депутатов парламента, а Европейский совет и Европейский парламент несут ответственность за процесс, предшествующий его избранию. Неформальная практика заключается в процедуре Spitzenkandidaten, которую активно поддерживает парламент в связи с более широкими прерогативами, предоставляемыми ею парламентским группам.

Процедура Spitzenkadidaten была введена на пост-лиссабонском этапе с целью усилить роль Европейского парламента при назначении кандидата на должность главы Европейской комиссии. Согласно этой процедуре, введённой резолюцией ЕП (от 2012 года), политическая группа, получившая наибольшее количество мандатов в Европарламенте, обладает правом первой выдвинуть своего кандидата на эту должность и обратиться за поддержкой к Европейскому совету.

С этой точки зрения результаты выборов, состоявшихся в этом году, наделили статусом Spitzenkadidaten Манфреда Вебера, лидера Группы ЕНП в Европейском парламенте. В Европейском совете Вебера поддерживает канцлер Ангела Меркель (ЕНП), однако он не пользуется расположением Эммануэля Макрона (АЛДЕ) и Педро Санчеса (СиД). Более того, в преддверии саммита от 20/21 июня группы социалистов и либералов в Европарламенте заявили о том, что они не поддержат кандидатуру Вебера на пост председателя Европейской комиссии. В этих условиях невелики шансы на то, что Европейский совет выдвинет Вебера на этот пост, а это уменьшит актуальность процедуры Spitzenkadidaten для процесса принятия решений в ЕС. Кроме того, эта ситуация может повлиять на имеющиеся у Европарламента механизмы контроля над Комиссией в сфере утверждения состава Коллегии комиссаров на 2019–2024 годы.

В отсутствие Вебера, Мишель Барнье (ЕНП), главный переговорщик Европейского союза по Брекситу, проигравший Юнкеру в гонке претендентов от ЕНП на пост главы Еврокомиссии в 2014 году, имеет реальные шансы быть выдвинутым парламентом на эту должность. Управление Барнье переговорным портфелем с Великобританией и его непосредственное взаимодействие с государствами-членами ЕС в течение этого периода могут помочь ему заручиться доверием Европейского совета в качестве компромиссной кандидатуры. Государства Вишеградской группы заявили о своей поддержке кандидатуры Барнье как одного из жизнеспособных вариантов в процессе консультаций.

Вне зависимости от ведущихся в настоящее время дискуссий, важным критерием при определении фаворита, по-видимому, является имеющийся у  предлагаемых кандидатов опыт работы в правительстве. За последние 20 лет, со времён Комиссии Проди, все председатели Еврокомиссии ранее были главами национальных правительств. Таким образом, принадлежность к правительству и работа в его составе позволяли им напрямую взаимодействовать с другими членами Европейского совета и получать поддержку с их стороны. В то же время назначения такого рода (Проди, Баррозу или Юнкера) демонстрируют соотношение сил между Европейским советом и Европейским парламентом в сфере назначения председателя Европейской комиссии. Хотя влияние панъевропейских политических партий на уровне Евросоюза неизменно растёт, государства-члены ЕС играют ключевую роль в системе принятия решений в Брюсселе.

Вместо заключения

Процесс отбора и назначения европейских лидеров непрост. Взаимодействие и диалог между учреждениями находятся и будут находиться под влиянием политической принадлежности предлагаемых кандидатов, их взглядов на будущее Европы, а также альянсов между государствами-членами, направленных на получение преимуществ в результате избрания конкретного кандидата. В условиях сильного распыления голосов на выборах Европарламента,  поле для манёвра на переговорах, имеющееся у ЕНП и СиД, является более узким, чем в 2014 году. Соответственно, голосование центристского течения, возглавляемого в Европейском совете Эммануэлем Макроном и представляемого парламентской группой „Обновление Европы”, может привести к одобрению компромиссной кандидатуры, такой как Барнье или Вестагер.

Как бы то ни было, состав и план деятельности будущей Еврокомиссии окажут прямое влияние на Республику Молдова. В области внешней политики и политики соседства ещё предстоит выяснить, какие расходы будут выделены для следующего бюджетного инструмента, рассчитанного на 2021–2027 годы и предназначенного для стран, не входящих в ЕС. В этой связи ожидается, что будущая Комиссия установит новые цели и результаты для Восточного партнёрства на период после 2020 года. На этом направлении акценты Комиссии могут различаться в зависимости от личности, стратегии, видения и команды будущего председателя Европейской комиссии.

Автор: Михай Могылдя